Бронис Ропе: Никто за нас ничего не решит
В Висагинасе 07 07 2011 5757 просмотров

Бронис Ропе: Никто за нас ничего не решит

Как показало время, наши соседи игналинцы оказались гораздо лучше подготовленными к закрытию Игналинской АЭС, несмотря на то, что было очевидным — наиболее болезненно это должно было сказаться (и, как всем нам хорошо известно, сказалось) на Висагинасе. :::О том, какими путями Игналинское самоуправление шло к своей энергетической независимости, мы побеседовали с многолетним руководителем Игналинского районного самоуправления Бронисом Ропе (избран на пост мэра в 6-ой раз). Беседа происходила во время проходившего в Игналине 27 июня семинара по вопросам альтернативной энергетики в регионе Игналинской АЭС, куда входят три самоуправления — Висагинское, Игналинское и Зарасайское (подробнее об этом можно узнать в репортаже из нашего последнего телевизионного выпуска новостей http://news.tts.lt/Visagine/?more=11287). 

— Господин мэр, ни для кого уже не секрет, что закрытие Игналинской АЭС не стало таким неожиданным ударом по карману игналинцев. Расскажите, пожалуйста, как вам удалось этого достичь? 

— Политически или технологически? Если говорить с политической точки зрения, то  прежде всего у нас такая система, при которой мы сами руководим энергетической сферой. Некоторые самоуправления, даже соседние — Швянченис, Зарасай — просто сдали в аренду свое хозяйство частным компаниям и сами не занимаются и не контролируют этот процесс. Мы по этому пути не пошли, это наше акционерное общество, мы являемся там главным акционером, и все решения принимаем сами. Ну, конечно, сами и за все несем ответственность.
В 90-м году, когда мы перенимали систему отопления (в 1990-1992 гг. Б. Ропе занимал должности заместителя председателя правления Совета Игналинского района, заведующего отделом экономики и финансов — прим. Е.П.), она была в ужасном состоянии, и мы жили как на пороховой бочке, потому что Игналина отапливалась тогда дизельным топливом, и когда оно начало дорожать, а иногда в несколько раз в сутки! — мы не знали, как вообще город отапливать! Стали искать возможности. Был проект строительства новой котельни в 3 километрах от Игналины, на газовой основе, это был очень дорогой проект, и сегодня нам было бы очень тяжело. Поэтому в 1992 году начали первый этап реконструкции этой котельни для того, чтобы перейти на более дешевое топливо — на мазут, но это был только первый шаг. В том же году у меня появилась возможность побывать в Швеции, и там я увидел, как из древесных отходов и торфа можно производить и тепло, и горячую воду, и электричество, и это в городе, где сейчас живет около 100 тысяч населения. Идею сделать что-то похожее у нас реализовать тогда было очень тяжело: в Литве такого опыта почти не было, и ученых, которые что-либо знали, тоже не было. Нам самим пришлось становиться и учеными, и практиками, и финансы искать, и мы предложили тогда «зеленым» не строить новую на древесных отходах, а модернизировать существующую. С чего мы начали? Ситуация была тогда такая: Игналина относилась к Вильнюсском региону (была одним из 9 самоуправлений региона) и предприятие было одно, региональное, мы были акционерами с небольшим количеством акций. Цена в регионе была 10 центов, а у нас только себестоимость 26 центов! Нам Вильнюс, правда, компенсировал немножко несколько лет, пока нас оттуда не выбросили. Но мы мы были готовы к этому и подсчитали, что самые большие расходы на: производство тепла, на транспортировку тепла, и третье — на объекты общественного назначения и жилые дома. Начав проект по производству тепла только из древесных отходов, максимум, что мы выиграли: во-первых, дешевле, во-вторых, сохранили рабочие места и в котельной, и на производстве этого вида топлива. В-третьих, стали независимыми полностью, потому что сначала построили только основную, а потом и вспомогательную линию на древесной основе, и наш резерв — это дрова в лесу, которые мы всегда можем оттуда взять. И в-четвертых, большой плюс — не надо платить экологические налоги, а наоборот, можно продавать «АТЛ'ы» (Apivartiniai taršos leidimai — «бонусы» за безвредное для окружающей среды производство, которые могут вкладываться только в дальнейшую модернизацию данного производства — прим. Е.П. ), в прошлом году выручили на их продаже около 600 тысяч — как бы подарок за то, что мы не отапливаем другим видом топлива.
 
— А что было предприято вами для уменьшения расхода тепла?

— Прежде всего, мы сделали то, что  теперь начинает делать Висагинас, — перешли на двухтрубную систему (закрытого типа — прим. Е.П.).  Четырехтрубная система — две трубы отопления и две горячей воды — потребляет где-то на 30 процентов больше тепла. Поэтому инвестировали в теплоузлы, и горячую воду начали готовить в домах, а не подавать. Дальше, чтобы уменьшить потребление тепла, сделали следующий проект — установили экономайзер. Производство тепла стало максимально рентабельным, а потребление максимально уменьшилось.
Следующим этапом стала реновация общественных зданий — школ, больниц, а также по возможности и жилых домов, сейчас уже 4 в Игналине реновируются, и еще в 6 домах начнется в этом году, а в следующем году еще 5. И последнее, чтобы еще уменьшить производство тепла, выполняем проект, который уже почти заканчивается, по замене всех теплотрасс в Игналине и в Видишкес. Потеря тепла в наших теплотрассах была до 26 процентов, а сейчас — около 11-12 проц.
 
— Сколько же средств было вложено за все это время в модернизацию теплового хозяйства Игналины?

— Денег мы вложили в нее много — около 30 миллионов литов в течение всего этого времени — с 1992 года, но сейчас спим спокойно, нам русский газ не нужен и цена его не интересует, мы сами цену можем регулировать — можем делать дороже, можем дешевле. Мы рады, что являемся лидерами в Литве, у нас самая низкая цена — около 19 центов (средняя по Литве — 24-25 центов, — прим. Е.П.). В начале прошлого года была даже 16,5 центов, но увеличилась цена древесины. Можем сказать, что за наше хозяйство сейчас можно смело просить и 50 миллионов и его с удовольствием купили бы частники. Но мы продавать, конечно же, не собираемся, потому что опыт частников в этом секторе уже есть отрицательный. А думаем о будущем: сейчас принят новый закон об энерговосстанавливающем производстве, и мы уже задумываемся о региональном заводе изготовления биомассы. В наших озерах растут камыши, водоросли — на Диснай их сколько! А пни, а ветки! Мы уже пробовали применять торф, хотя он и не является восстанавливающимся топливом, но подходит в качестве местного сырья, не требующего затрат на доставку.

— Господин мэр, вы упомянули о реновации жилых домов. Из каких источников происходит реновация в Игналине? Как люди относятся к ней?
 
— Реновацию, можно сказать, мы начали лет 10 назад, когда создали фонд помощи многоэтажным домам, из которого мы покрываем расходы на энергетический аудит. То есть, когда к нам приходят люди и спрашивают, с чего нам начать, мы говорим: подавайте заявку, и мы выделим вам две-три тысячи литов на энергетический аудит. Потомому что если в Висагинасе еще более-менее одинаковые дома, хотя и есть разные, то унас есть дома, постороенные в 60-ых годах, и есть построенные в 90-ых, и они совсем разной конструкции. Или есть дом, где 12 квартир, и есть, где 50; есть дом, где на одну квартиру приходится 5 м общего коридора, и есть — где пол-метра. Все данные разные и одному надо начинать с окон, другому — с крыши и так далее. Мы начали это финансировать домам, и вот один дом в прошлом году начал реновацию, но частичную — небольшие работы: замена окон, входных дверей по программе 50 х 50, не успели они, когда было только 15 процентов жителям от стоимости по программе проблемных территорий. Как вы знаете, в Литве 14 самоуправлений, получивших  статус проблемных, и по этой программе мы получили 5 миллионов. Из этих средств финансируется 85 процентов всех затрат на энергосбережение — это крыша, стены, окна, окна на территории общего пользования, трубы вентиляционные системы, отопление фундамента и даже электричество. Если брать дом на 50 квартир, то стоимость его реновации около 1,5 миллионов литов, если на 30, то — около миллиона. 15 процентов вкладывают люди, а люди есть разные — у кого-то нет денег, у кого-то есть, но они не хотят, потому что не думают, что выиграют от этого. Поэтому мы предоставили возможность расплатиться в течение 2 лет. И, соответственно, у тех,  кого есть уже новые окна, соответствующие всем требованиям, эта сумма будет минусироваться. Если в целом сказать, в доме ничего вообще никогда не делалось, то внести нужно примерно столько, сколько стоят окна и их замена, и получаешь новый дом. Сейчас у нас таких домов 9 домов, на которые уже подписаны тендеры и начинаются работы, и еще на 6 домов объявляем конкурс.

—Т.е. полностью пока не завершена реновация ни одного жилого дома?
 
— Два дома почти заканчиваем. Но, конечно, чуда какого-то ждать не стоит. Но вот последнее, что мы выполнили из общественных зданий, это больница, и результат очень  хорошо можно увидеть, потому что реновация делалась ровно год, и, сравнив с прошлым годом, мы получили разницу в 40 процентов.

— Сегодня на семинаре много говорится о столкновении новых технологий и старых. В этом свете вопрос — нужна нам электростанция или мы бы могли обойтись?
 
— Если говорить об Игналине, то нам лично станция не нужна (смеется, — прим. Е.П.). Другое делоесли брать Висагинас, Литву, Латвию, Эстонию или Польшу.  Ко мне недавно приезжали министры просвещения Балтийских стран — смотрели нашу инфраструктуру, и у нас произошел такой разговор: если бы сегодня искали место для строительства новой атомной станции, то где бы нашли другое — за исключением Висагинаса? В Кядайняй? В Скоудасе? В Вильнюсе, в Риге, а, может быть, в Тарту?  Нигде бы не нашли места — жители не разрешили бы! Так уж сложилось, что Висагинас — единственное место, ваши жители согласны. Конечно, возрастут их экономические требования, но политически они согласны. И хотя половина уже есть — дороги, линии, инфраструктура, озеро тоже как бы испытано, но, как и калиниградская, как и белорусская, наша электростанция будет дорогой, и стоимость электроэнергии там будет дорогой. И если подключится в следующем году шведский кабель, а в этом году начали строить линию через Польшу, будет возможность, наверное, для  экспорта — если прозводить хотя бы на полцента или цент дешевле, чем будет производить Белоруссия или Калиниград. Минус есть другой — потребители далеко (большие расходы на транспортировку энергии), самое эффективное, конечно же, было бы построить атомную станцию возле больших городов, где они бы работали на двух режимах — и энергию производить, и пар использовать для отопления, а Висагинас не использует весь, и все равно придется в озеро выбрасывать.
 
— Висагинасу сейчас нелегко. Как вы думаете, почему так произошло? По какому пути нам теперь идти?
 
— Вопросов, конечно, у вас сейчас очень много. Нам тоже было в свое время нелегко определиться, по какому пути идти, помощников много не было, и в Вильнюсе нас никто не агитировал. Поэтому мы просто смотрели, что делают другие, как делает мир. Мы, кстати, и электроэнергию в Игналине хотели производить, но очень маленькое потребление летом, и подсчитали, что агрегат только на 1—1,5 мегаватта получается, а, значит, и очень дорогая себестоимость. Доходило бы хотя бы до 3 мегаватт — решились бы!
Для нас, повторюсь, очень хорошо, что мы отказались от газа. В Висагинасе тоже были тогда такие разговоры. Я говорил и висагинскому руководству (почти десять лет, предшествовавших полной остановке ИАЭС, Висагинским самоуправлением руководил Витаутас Рачкаускас, по специальности энергетик, — прим. Е.П. ), и Шевалдину, но ваше самоуправление думало, что все за них решит государство. Только никто не подумал тогда, что цена на газ будет расти. У вас в городе тепло было как бы отходами от атомной станции — очень удобно и все привыкли так жить. В домах было слишком жарко, я сам это хорошо знаю: если у нас было 16-18 градусов, то у вас — 22-25, а горячей водой из крана можно было и руку обжечь. А мы летом горячую воду по графику давали: пожалуйста, есть баня, пользуйтесь!
А насчет Висагинаса что я думаю, то если бы ваша котельная была построена возле больницы, 3-5 процентов вы бы экономили на расходах на транспортировку и эксплуатацию этих труб — за это тоже вы платите, это ваши деньги! И второе: нужно было поставить котел для отходов, хотя бы на 3-5 мегаватт, можно было бы его и не использовать, когда экономика позволяет, но если сейчас затопить этот котел, то цена как минимум бы в 2 раза упала, и горячую воду  5-6 месяцев можно было производить при помощи древесных отходов.
С новым мэром я разговаривал, она консультировалась со мной по этим вопросам, и сейчас перед ней стоят серьезные задачи. Есть существующая система, новая станция будет или не будет — вопрос, поэтому, думаю, вам надо иметь два варианта — на случай, что будет, и что не будет, тем более, что правительство предлагает передать всю систему самоуправлению — котельную, трубы и т.д. Нужно проанализировать, в каком состоянии, может быть, построить новую котельную, может быть,  что-то делать на местном топливе, может быть, какой-то долгострочный контракт подписать, чтобы Висагинасу были исключения, были льготы... Работа здесь ждет большая, но такова жизнь — никто за нас ничего не решит! 
 
— Спасибо за беседу.
 
Беседовала Елена Плешак
 

 
 











Вниманию пациентов участкового терапевта Галины Ларионовой!
Вниманию пациентов участкового терапевта Галины Ларионовой!

Доктор Галина Ларионова ведёт прием в Центре здоровья «Седулина»

Все авторские имущественные права и смежные права на размещенную на сайте news.tts.lt информацию принадлежат ЗАО "Telekomunikacinių technologijų servisas", если не указано иное.
Подробнее об использовании материалов сайта