Задорнов: «Живу параллельно с богатыми и бомжами»

Задорнов: «Живу параллельно с богатыми и бомжами»

С писателем-сатириком Михаилом Задорновым Телеграф встретился в уютном ресторанчике на Аусекля. Перед интервью Михаил Николаевич вручил свою новую книгу — «По родной России». Так сказать, путевые заметки. :::

Уже после интервью, открыв книгу и прочитав первую главу (путешествие в горный Алтай), выяснилось, что есть и совсем другой, непривычный Задорнов, который пишет, например, о том, что всю жизнь ищешь себе единственно верного собеседника. И вывод неожиданный: «Алтай такой собеседник и есть».

«Требую 500 тысяч евро за выступление!»

— Михаил Николаевич, мы встретились, чтобы сообщить о вашем концерте, который состоится 2 сентября в Доме Москвы. Хотя, с другой стороны, неужто вашему концерту необходима реклама?

— Рекламировать надо, потому что о концерте стало известно только за 25 дней до самого события. Это несколько из ряда вон выходящая ситуация. Обычно афиши концертов вывешиваются за три месяца. А если, например, брать такой зал, как БКЗ «Октябрьский» в Санкт-Петербурге, то там реклама начинается вообще более чем за полгода.

Тут могу похвастаться, что в «Октябрьском» выступаю 3-4 раза в год и зал всегда заполнен. Вообще, считаю этот зал лучшим на территории бывшего Советского Союза. Он не пафосный, в нем нет гламура, при этом он торжественен.

Слово «торжественен» для меня важнее, чем «пафосный» и тем более «гламурный». А вот в Москве есть новый зал «Крокус-сити», построенный дельцами-бизнесменами, «четверть-олигархами». Я там не выступаю, поскольку мне не интересна публика с Рублевки. Не играю с нею в эти игры. Живу параллельной жизнью с жизнью богатых. Я дружу с некоторыми из них. Главным образом это те рижане, которые сегодня живут в Москве и с которыми знаком с юных лет. Но это только дружба, общих дел не имеем. Мы не портим наши хорошие отношения бизнесом.

Смешно, наше интервью началось с хвастовства, так что хвастовством и продолжим. Я никогда не выступаю ни на каких презентациях, перед столиками, перед компаниями богатых людей. Никогда не выступаю на том, что называют поганым словом after-party. Один раз мне позвонила «менеджериха» или, как теперь говорят, «импресариха». Теперь же в моде громкие слова! Знаете, даже бомжи в Латвии теперь называют себя модным словом «дауншифтеры». Они мне сами так сказали. Потому что «бомж» — это унизительно, а «дауншифтер» — это звучит гордо! Так вот, «импресариха» предложила выступить на Рублевке. А вот как им объяснить, что у меня есть свои принципы? С богатыми нельзя говорить о принципах, их у них нет. И я отвечаю: «500 тысяч евро за выступление!» Она запала в паузу. После чего сказала: «Когда вам перезвонить?» И тут я с ужасом подумал, что если они согласятся на эту сумму, то я пойду. Но слава Господу, они не согласились и никогда мне больше не звонили.

В Риге публика несколько иная, чем в иных городах, здесь в зале мало молодежи. Когда я давал свой последний концерт в Доме конгрессов, я был так поражен! Приезжаешь в какой-нибудь город на Урале, там публика на 80% состоит из тех, кому до 30 лет (опять предмет моего хвастовства). А в Риге, смотрю, молодежи очень мало...

— Михаил Николаевич, они сидят в Интернете, ходят в клубы или уже давно в Ирландии. Увы, латвийское общество почти на треть состоит из пенсионеров...

— Да, совершенно верно. Хотя та молодежь, что приходит, меня знает по Интернету. У меня ведь открыт «ютуб»-канал. Еще год не прошел со времени его открытия, а у меня уже 7,5 миллиона просмотров. А фильм про Рюрика посмотрели более 800 тысяч человек. А ведь на своем «ютуб»-канале я матом не ругаюсь, в замочную скважину ни за кем не подглядываю, никаких скабрезностей у меня нет. 7,5 миллиона — означает, что у нас очень много разумных людей. Тут я уже хвастаюсь не собой, а людьми нашими.

«Люди, ворующие книги, не безнадежны»

— Недавно в Посольстве России в Латвии, когда министр культуры России Мединский вручал вам высшую ведомственную награду Минкульта, вы сказали, что библиотека имени вашего отца в Риге — главное дело вашей жизни...

— Это так. И знаете, почему? В восточных древних философиях есть два понятия эгоизма. Один эгоизм высшей степени, другой — низшей. Я эгоист высочайшей степени! Когда людям приятно то, что я делаю, я получаю удовольствие. Многие люди просто не знают, что когда делаешь что-то полезное, то сам получаешь сумасшедшую радость. К сожалению, большинство людей из мира «потреблятства» живут низшей степенью эгоизма. Они гребут все себе-себе-себе. Когда мне грустно (это бывает), я вспоминаю, что у меня есть библиотека. И грусть очень быстро растворяется. Она потом все равно возвращается, но это естественно.

У меня дома 3 или 4 тысячи книг, не считал. И вот бывает, придешь с концерта, а концерт-то удачный, люди рукоплескали, потом пришли за кулисы, человек 100, и много молодежи! И вот я приду, зазнавшийся, после концерта домой, зайду в библиотеку, а там — Шолохов, Марк Твен, Бернард Шоу, Толстой. Тут же думаю, нет, все-таки я мелочь по сравнению с ними. И сразу скромнее становишься и лучше спишь. Библиотека облагораживает всегда.

Так вот, я очень рад, что с библиотекой имени Николая Задорнова все срослось, и очень быстро. Здесь была библиотека на Гертрудес, которой заведует Тамара. Идея создания новой библиотеки принадлежит не мне, а хозяйке той библиотеки. Я к ним приехал и сказал, давайте все облагораживать, а потом смотрю, она не хочет этим заниматься.

А те, кто ей помогают, стреляют у спонсоров по 20 латов. Нет, правильно, надо помогать, но не на таком уровне. Мне надо, чтобы было сделано все аккуратно, чтобы был сделан ремонт...

Я оплатил три месяца аренды той библиотеки. Потому что подумал, что если за эти три месяца у нас начнется срастаться, то мы сделаем евроремонт. А потом оказалось, что с меня деньги тянут, а ничего не получается. Я сказал: ребята, это не годится, буду по-другому делать. И тут вдруг Малышков мне говорит: вот, бери квартиру на Алберта! А издатель Шейнин говорит: я сделаю все в прессе, пропиарю. А с меня — шкафы, книги и все сопутствующие расходы. Мгновенно все получилось. Хотя посыл был Тамары, и я ей за это благодарен.

Когда говорят, что люди сегодня читают мало, я их не виню. Книги стали очень дорогими. Как молодой человек может отстегнуть 10—15 латов, если ему с девушкой надо пойти в кафе? И он прав. А в Интернете — скушняк читать, потому что уюта книги там не существует. Чтобы прочитать книгу, надо сесть удобно, настроить лампу и войти в другой темпоритм. А молодые существуют в «sms-ном», клиповом темпоритме. В Интернете они не могут найти этот уют, попасть в нужный энергетический тоннель. В библиотеке книги могут брать бесплатно. Правда, пришлось на входе поставить, как в продуктовом магазине, рамку. Чтобы не воровали. И наклейки-«звенелки» сделать. Впрочем, люди, ворующие книги, не безнадежны.

«Эстонии не существует?»

— В посольстве, во время вручения награды Минкульта России, вы сказали, что у вас нет ни одной государственной награды, кроме премии Ленинского комсомола СССР. Интересно, почему так?

— Видите ли, я никогда не дружил с правителями. Впрочем, один раз дружил, и очень коротко. Это был Борис Ельцин. В течение двух-трех лет мы были знакомы. А познакомились, кстати, в Юрмале в 1989 году, когда он тут отдыхал и пришел на мой концерт. Помню, он сел в центре зала и задняя половина зала перебежала вперед, чтобы смотреть, как он реагирует. Реагировал он классно, в нужных местах! У него хорошее чувство юмора было. А потом был теннис с Ельциным, после которого меня несли друзья по Йомас домой, потому что я не столько устал, сколько напился. Так мы закорешились. И три года были в довольно-таки хороших отношениях. Я был свидетелем того, как ему в баню звонил Витаутас Ландсбергис, я видел, как к нему в Кремль приезжали латышские делегации и обещали, что все будет в порядке. Ну, а уточнить юридически, что будет в порядке, Борис Николаевич не смог. Он имел в виду гуманное отношение к русским в Латвии, а они, видимо, имели в виду наоборот. На бумаге это не подписали. Я даже тогда этому... Жухраю... нет, Шахраю сказал: «Как же вы ведете переговоры?! Ты же юрист! Как же вы все на самотек пускаете, это же плохо кончится! Надо подписывать было документы!» Потом я с Горбачевым, кстати, говорил на латышско-русскую тему. Это было в российском посольстве в Вашингтоне. Горбачев сказал: «Меня латышские политики обманули». Что значит обманули? Подписывать документы надо вовремя! И то же самое мне говорил Ельцин. И это единственное, что он говорил, как и Горбачев.

И вот Ельцин однажды сказал своей свите: оформляем Задорнову какой-нибудь орден или что-либо такое, звание... Но то, что Ельцин сказал, он помнить не должен. Это я должен был принести документы, начать пробивать, ходить по кабинетам, подписывать... Один нынешний народный артист России, он тут в Юрмале сейчас был, хвастался, что так счастлив получить звание. А его директор отвел меня в сторону и говорит: «Так тяжело было выбить звание...» Но это же постыдство! Что такое медали? Это блестяшки. И вот количество блестяшек — это самоутверждение. Я, конечно, не говорю о военных орденах. Вручение званий и наград в советское время зависело от твоего вклада в дело приближающегося коммунизма, а сегодня это зависит от денег и от того, как ты договариваешься с чиновниками за взятку. Но стыдоба же!

— Опять же, во время вручения вам награды Минкульта, вы сказали совершенно неординарную вещь. «Раньше говорили «Служу Советскому Союзу!», — сказали вы. — Теперь — «Служу России»! Я служу России!» Но потом вы так повернули свою речь, что закончили извечным: «Служу Советскому Союзу!» Что это было? Комедия абсурда?

— Объясню. Я действительно служу Советскому Союзу, потому что лучшие идеи в меня вошли в советское время. Потом некоторое время я верил в демократию по западному образцу. Но лохом я был не так долго, верил в нее года три. Когда я увидел, кто такие демократы... Я понял, что не может быть демократии, потому что нет демократов.

Вообще, к идеям демократии отношусь очень отрицательно. Они лицемерны, лживы, но... политкорректны. Я никогда не был коммунистом. Но идеи, которые выдвигались в советское время, — они все очень добрые. Другое дело, что эти идеи только идеями и остались, а на деле все вышло ужасно. Если бы эти идеи подтверждались делами, я бы говорил, что я патриот Советского Союза. Смотрите, сегодня дают награды «За честь и достоинство». Но слова «честь» и «достоинство» сегодня считаются устаревшими. А что сегодня олицетворяет из себя практически любая демократическая партия, да любая партия? Только желание поскорее присосаться к закромам родины. Это волчьи стаи. А волки собираются в стаи, когда по одному не могут себе пропитание добыть.

Вот ко мне приходит оппозиция. Говорит: «Вы критикуете Путина, Медведева...» Действительно, с меня началась критика Медведева. Я первый заметил его «айпадоблудство» и называл его «айфоней» и «твитрием НАНОтольевичем». Человек, который хочет на айфоне выработать программу развития России — уже узкоумственный. И все начали над ним смеяться. И слава Господу. Потому что его уже обсмеяли настолько, что сегодня видно — это абсолютно марионеточная фигура, которая нужна Путину только для того, чтобы вовремя было на кого что-либо свалить. И вот мне говорят: «Давайте к нам в оппозицию!» У меня был вопрос только один: «Где ваша программа?» Они говорят: «Завтра принесем!» И все, пропали.

— Может, вы им еще что-либо сказали? То, что нельзя написать в газете?

— Нет, я просто попросил программу. А у них ее нет. Их программа: только задираться и делать себе пиар. И присосаться к западным деньгам. Есть такие идеалисты, которые верят, что вот на новых выборах все будет по-честному. Но какие честные выборы могут быть в стране, в которой воруют все? С другой стороны, вот пишут в Интернете, что Путин негодяй, вор. Но почему вы все это пишете под никами? Это же хуже, чем анонимки в советское время. Меня трудно заподозрить в сталинизме. Но если все-таки взять те добрые дела, которые он изредка делал (например, в области образования) и сравнить с делами сегодняшних правителей, то Сталин — мелкий хулиган. Или взять медицину. Да, стоматология тогда была чудовищной. Но сейчас ведь юные специалисты геморрой с гайморитом путают!

Тут недавно моя помощница делала перевод денег в Эстонию. И менеджер банка ей говорит, глядя в компьютер: «Такой страны нет!» — «Как так нет Эстонии???» — «Смотрите сами, — сказала менеджер. — Исландия есть, Индия есть, а Истонии нет!»

— Серьезно? Это не шутка?

— Нет, ну а как такую шутку можно придумать? Вот еще из непридуманного, в турбюро мне сказали: «Я посмотрю по компу ваш маршрут, чтобы потом не было никаких инцестов!» Это сплошь и рядом. И таких историй у меня много. Кстати, пусть ваши читатели приходят не только 2 сентября в Дом Москвы, но и 29 августа в 19.00 в библиотеку имени моего отца. Там будет творческая встреча со мной. Я еще много чего скажу...

telegraf.lv

«Выбираю учить» для перемен в школах!
«Выбираю учить» для перемен в школах!

Прогимназия «Gerosios vilties» воплощает новый проект

Все авторские имущественные права и смежные права на размещенную на сайте news.tts.lt информацию принадлежат ЗАО "Telekomunikacinių technologijų servisas", если не указано иное.
Подробнее об использовании материалов сайта