«Она служила всем». Памяти Марины Сергеевны Карчановой
В Висагинасе 29 10 2021 7209 просмотров

«Она служила всем». Памяти Марины Сергеевны Карчановой

20 сентября не стало Марины Сергеевны Карчановой, и сегодня, спустя 40 дней после ее ухода, отдадим дань памяти этой замечательной женщине.

В момент прощания было трудно собрать воедино вехи ее большого жизненного пути, но теперь уже можно осмыслить то, что было сделано ею и для Висагинаса, и для нашей православной общины.

Первый строитель

Марина Сергеевна Карчанова относится к поколению первых строителей: вслед за мужем, в 1976 году, она приехала на строительство города и ИАЭС из Сведловска-45 (Северно-Уральское управление строительства).

М. Карчанова работала старшим инженером Западного управления строительства по технике безопасности и была правой рукой Леонида Сподарца – заместителя главного инженера ЗУСа по ТБ.

Она была известным и довольно влиятельным лицом на стройке: было видно, что даже руководители подразделений старались добиться ее расположения – главная служба ТБ строго спрашивала с них за нарушение техники безопасности.

Хорошо помню Марину Сергеевну в те годы – она была энергичной, с командирскими интонациями в голосе, но при этом всегда ощущалось ее очень человечное отношение к людям.

На одном из совещаний при обсуждении питания военных строителей кто-то произнес: «Солдатский желудок и гвозди переварит». Реакция Марины Сергеевны была незамедлительной и строгой: «Нельзя так, это же наши дети».

Спустя годы она повезла на бывшую пионерную базу экскурсию школьников. Среди всего прочего Марина Сергеевна показала им и место, где стояли брезентовые палатки, в которых жили солдаты – военные строители.

Позже, в книге «Память сердца. Воспоминания первых строителей», она напишет: «Дети, слушая наш рассказ, никак не могли представить, как можно было зимой жить в брезентовых палатках.
Вспоминаю этих ребят, военных строителей, с какой-то материнской жалостью, какие же это были трудные, нечеловеческие условия для них».

В той же книге, «Память сердца», она с большой добротой не раз вспоминает солдат, особенно выходцев из Средней Азии и Закавказья - бывших пастухов и хлопкоробов, которых наскоро обучали не только строительным специальностям, но, подчас, и русскому языку.

Готовя этот материал, я перечитала все публикации Марины Карчановой в книге «Память сердца», а их, оказывается, целых десять! Ее воспоминания (в которых М. Карчанова сообщила о себе весьма скупые сведения) вкраплены в книгу отдельными главами, но когда их читаешь подряд, то осознаешь весь масштаб ее личности.

И дело даже не в ее широких инженерных познаниях, которые сквозят у нее в каждом описании различных ситуаций большой стройки, а в повествовании о людях - не только о руководителях, но в большей части - о рабочих: плотниках, отделочниках, крановщицах, сварщиках и др.

Эти рассказы Марины Сергеевны пронизаны таким искренним восхищением первопроходцами, что звучат гимном тем, чьими руками были построены город и станция.

И в этом - вся Марина Сергеевна с ее душевной щедростью, которую, к сожалению, не всегда можно было разглядеть за ее деловитостью и внешней строгостью.

Отец Иосиф: «Храм стал ее вторым, если не сказать, первым домом»

Отец Иосиф познакомился с Мариной Сергеевной лишь в конце 90-х годов, а узнал ее по-настоящему уже в двухтысячных, когда она пришла в храм, пережив одну за другой личные трагедии – смерть сына, мужа, брата.

Она осталась совершенно одна и лишь с приходом к вере смогла снова обрести смысл жизни. «Храм стал ее вторым, если не сказать, первым домом, - говорит о. Иосиф.

Не знавший Марину Сергеевну в ее прежней, «светской», жизни, он заметил: «Она ничего не рассказывала о себе специально, но из бесед с ней, из сказанного что-то вскользь, к слову, становилось ясно: она всегда всем служила».

И это присущее ей стремление служить людям она принесла и в храм. Ее деятельная натура развернула здесь кипучую благотворительную деятельность.

Проведение благотворительных детских рождественских праздников. Обсуждение мероприятий с Тамарой Васильевной Кориковой

Всю свою энергию, организаторские способности, наконец, свои связи, Марина Карчанова направила на благо православной общины.

Она пачками писала письма с просьбой о помощи храму в различные городские, в основном, в строительные, организации. И руководители, со времен ЗУСа знавшие и уважавшие и саму Марину Сергеевну, и ее мужа, начальника СМУ-4 Владимира Ивановича Карчанова, откликались и помогали. 

Она добывала материалы для облачения священнослужителей, собирала одежду для бедных, возглавила социальную службу храма, в которую вовлекла молодых прихожан.

Концерт юных прихожанок в отделении опеки Центра социальных услуг

Вместе они устраивали рождественские и пасхальные праздники для детей, посещали с подарками и концертами отделение по уходу в больнице, отделение опеки Центра социальных услуг, пансионат и одиноких людей.

В Центре социальных услуг

С одной стороны, Марине Сергеевне была присуща строгость, которую, как выразился отец Иосиф, «она принесла из своей «техники безопасности», а с другой, - большое стремление помочь всем нуждающимся.

В отдельную главу ее жизни можно выделить ее общение со шри-ланкийками – работницами фабрики «Висатекс». Приехавшие из теплой страны не от хорошей жизни, они потянулись в храм – и за духовной пищей, и за помощью.

Марина Сергевна отводила их на складик, где у нее для смуглянок из Шри-Ланки были собраны теплые вещи, обувь. Они называли ее «мамкой», а уезжая, передавали связь с ней другой смене.

И как тут не провести параллель между этими славными девушками из далекой страны и смуглыми среднеазиатскими солдатиками 70-80-х годов, которых Марина Сергеевна жалела, защищала и радовалась, когда гражданские строители старались им помочь в освоении профессии!

«Она благодетельствовала где только могла: не только в нашем приходе, но также в Михновской общине, которую очень любила, и в женском монастыре в Вильнюсе, - говорит отец Иосиф. - Будучи вначале человеком далеким от Церкви, потом она прикипела к ней всей душой».

Последние два года Марина Карчанова тяжело болела, но прихожане Введено-Пантелеимоновского храма не оставили ее в немощи, не отдали в отделение по уходу, а ежедневно навещали до самой кончины.

… Во время отпевания Марины Сергеевны в храм влетели две бабочки, которые кружили под потолком, а при последних словах прощания одна бабочка, очень большая, внезапно спустилась прямо на грудь покойной.

Что это значило, нам не ведомо, но в тот миг на душе у всех стало светлее.

Царствия Небесного Марине Сергеевне и вечная память!

Инна Негода

Фото Сергея Поливоды

news.tts.lt

 

Ольга Перетятько - с любовью к Висагинасу: «Это город моего становления, считаю его родным» (видео)
Ольга Перетятько - с любовью к Висагинасу: «Это город моего становления, считаю его родным» (видео)

Своим сопрано она покорила многие города и страны. Однако обладательнице множества призов и наград престижных конкурсов не чужд и Висагинас: здесь прошла часть ее детства.

Все авторские имущественные права и смежные права на размещенную на сайте news.tts.lt информацию принадлежат ЗАО "Telekomunikacinių technologijų servisas", если не указано иное.
Подробнее об использовании материалов сайта