«Я не понимаю, как можно говорить о завершении мирового кризиса»
В Мире 05 03 2010 2816 просмотров

«Я не понимаю, как можно говорить о завершении мирового кризиса»

Есть умеренные пессимисты и неумеренные пессимисты :::
Первый зампред ЦБ РФ Алексей Улюкаев заявил в интервью «Известиям» о том, что ни второй, ни третьей волн кризиса не будет, напомнив о том, что «снаряд не падает в одну воронку дважды». Понятно, что человеку, занимающему такой пост, по должности полагается быть оптимистом. В компетенцию и задачи, стоящие перед центральными банкирами, не входят панические заявления, которые могут обрушить рынок. Хуже, если Улюкаев действительно все так себе и представляет. Мое очень плотное общение со сверхэлитной американской профессурой, которая придерживается отнюдь не моих, а сугубо монетаристских взглядов на экономику, убедило меня в том, что среди такой категории лиц особых оптимистов нет. Там есть умеренные пессимисты и неумеренные пессимисты.

Новая волна кризиса будет. Причем не одна

Вопрос о том, будет ли какая-то еще отдельная волна кризиса, вообще не стоит. Она точно будет. Причем не одна. Давайте посмотрим, когда экономика якобы вышла из кризиса. Это произошло в феврале прошлого года, сразу после того, как обамовская администрация публично заявила (и подтвердила свои намерения на деле) о том, что она не даст больше «утонуть» ни одному финансовому институту. И что будет оказана любая помощь любому финансовому институту. То есть американская администрация взяла на себя все риски частного бизнеса. С этого момента то, что раньше было частными рисками и могло вызвать обрушение рынков по цепочке, уже является риском государства. Ровно так же поступили и остальные крупные мировые игроки.
Мы много раз говорили о том, что современный кризис имеет долговую природу. Так вот долги не уменьшились — они просто были национализированы. То есть произошла национализация рисков и долгов. По принципу «гуляй рванина от рубля и выше!». Спрашивается, как такое стало возможным, что американские банки показывают прибыль? Откуда они взяли такие показатели? А потому что американские регуляторы изменили стандарты отчетности для банков. Теперь они могут показывать любые балансы, которые хотят. Теперь вы можете делать следующую фантастическую вещь: вы можете оценивать свои активы как хотите. Представьте себе, что вы взяли кредит под актив, который стоит миллиард долларов. В результате кризиса он стал стоить всего 500 млн долларов, но в балансе по-прежнему проходит как миллиардный. В результате у вас нет такой «дырки». Это уже совершенно откровенное жульничество.
Поэтому мы видим хорошие показатели и нечеловеческий рыночный оптимизм. Но при этом нет никакого восстановления экономики и совершенно дикие показатели безработицы. Когда говорят о том, что безработица сокращается, то мы должны понимать, что качество и цена рабочих мест, которые появляются сейчас, в условиях кризиса, существенно (в разы) ниже, чем качество и цена рабочих мест, которые были утрачены. Статистика фиксирует только номинал (количество работающих и неработающих). Но совокупный спрос зависит от стоимости рабочих мест. То есть от уровня оплаты труда на них.

Вся современная статистика тотально фальсифицируется в сторону оптимизма

Грубо говоря, если оценивать трудовой рынок не в штуках мест, а в деньгах, которые можно на нем заработать, то мы увидим гораздо более существенное сжатие рынка, чем показывает «поштучная» оценка. Хотя и в последнем случае все выглядит очень плохо. То есть вся современная статистика (американская, китайская и в меньшей степени европейская, хотя мы видели пример Греции, где имело место сознательное сокрытие долгов) тотально фальсифицируется в сторону оптимизма. Следствием этого является рост («восстановление») спекулятивных рынков, а отсюда уже временное улучшение самочувствия финансовых институтов. При полной деградации реальной экономики. Что касается российской статистики, то ее показатели настолько мрачные, что обвинять Росстат в натяжках даже как-то неуместно.
Впрочем, я бы нынешнюю экономику вообще не обсуждал. Потому что при нынешнем состоянии экономики РФ никакой существенной роли с точки зрения развития глобального кризиса она не играет. Мы можем лишь говорить о том, как каждая последующая волна кризиса повлияет на Россию. А повлияет она на нас гораздо более болезненно, чем на остальных. Так что я не понимаю, как в такой ситуации можно говорить о завершении мирового кризиса. Когда ФРС и президент США говорят «мы готовы оказать любую поддержку», то рынок начинает думать: а где вообще находятся границы этой самой «любой поддержки»? Потому что, кроме решимости, всегда еще существует предел возможностей. Вторая волна кризиса начнется, когда рынок нащупает эту границу. И он ее нащупает довольно быстро. Потому что ситуация ухудшается динамично.

Михаил Леонтьев
Тележурналист
KM.RU

Все авторские имущественные права и смежные права на размещенную на сайте news.tts.lt информацию принадлежат ЗАО "Telekomunikacinių technologijų servisas", если не указано иное.
Подробнее об использовании материалов сайта