26 апреля - 35 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС (фотогалерея)
В Висагинасе 26 04 2021 1766 просмотров

26 апреля - 35 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС (фотогалерея)

26 апреля - 35 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС

Сотни висагинцев стали ликвидаторами Чернобыльской катастрофы, защитив мир от распространения радиации ценой своего здоровья. С каждым годом редеют их ряды, но ежегодно 26 апреля члены висагинского общества «Чернобыль» возлагают к скромному памятнику венок и цветы в память ушедших товарищей.

В этот год, как и в предыдущий, из-за пандемии чернобыльцы не смогли собраться вместе у камня на перекрестке ул. Космосо и пр. Тайкос. Но венок и цветы уже с утра возложены к камню, и по одному, по двое висагинские ликвидаторы приходят сюда, чтобы отдать долг памяти ушедшим товарищам.

Сегодня общество «Чернобыль» насчитывает 50 человек. Уже многие годы его возглавляет Дмитрий Савостин – один из самых молодых ликвидаторов, а большинство висагинских чернобыльцев в своей основной массе давно перешагнули 70-летний рубеж.

Уже больше года, по причине пандемии, члены общества «Чернобыль» не собираются вместе, но общение висагинских ликвидаторов не прерывается, а многих их них связывает многолетняя дружба.

Мы попросили некоторых чернобыльцев поделиться своими воспоминаниями и публикуем их свидетельства о работе в зоне Чернобыльской катастрофы. 

Воспоминания чернобыльцев: «Мы не могли сказать «нет»!

Не все наши респонденты захотели, чтобы была опубликована их фамилия, поэтому всех мы будем называть по имени.

Любовь А., крановщица. 
-
В Чернобыль я поехала в 1989 году. Тогда я работала крановщицей в МСТ-3. Механик поставил нас в ряд: кто может поехать? Одна – мать-одиночка, у другой – трое детей. «У тебя, Люба, дети уже взрослые, кроме тебя некому», - сказал механик. Шел третий год после аварии на ЧАЭС, и нам говорили: «Там уже все чисто». Я согласилась поработать в Чернобыле 2 месяца, а пришлось пробыть там почти год. Ждала, ждала замены, а ее все не было. Ну не бросишь же все и не уедешь!

Сначала работала на 4 энергоблоке – подавала краном пакеты из нержавейки для сооружения саркофага. Больше одного месяца там работать не разрешили – слишком высоким был уровень радиации.

Сооружение саркофага

Потом была  на других объектах, а жила в 9-километровой зоне, в Монтажном районе Чернобыля, чтобы в любой момент, когда прибывали машины, могла их разгрузить. Могли разбудить и среди ночи - машины нельзя было долго держать в грязной зоне.

Ходить там можно было по дорогам, которые мыли специальным раствором – мы его называли «фантой». Но любопытство уводило меня и на другие улицы, на набережную. Помню огромную клубнику, которая росла в саду дома, где мы жили, и которую нельзя было есть.

Чернобыльская клубника

Помню кошек, у которых задние лапы были выше передних. Помню заброшенные дома.Они стояли с открытыми дверьми и ставнями, которые скрипели на ветру будто плакали.  Еще угнетало то, что птицы не поют, не было и мух, не слышалось жужжание комаров и других мошек. И эта мертвая тишина давила на нас.

Но мы не паниковали – использовали свои отгулы для поездок на концерты в Одессу, Киев, Москву – для этого выделяли бесплатные автобусы. Иногда удавалось вырваться домой, и в одну из таких поездок со мной приехал муж, который стал работать ремонтником, и моя сменщица – крановщица Татьяну С. Мы стали жить втроем в коттедже, там и был прекрасный сад, плоды которого манили, но есть их было нельзя.

- Работа в Чернобыле повлияла на ваше здоровье?
- Сразу, как только вернулась! И на все органы – от макушки до пяток. Там почему-то этого не чувствовалось. Теперь вот постоянно врачам надоедаю.
- Не жалеете, что поехали тогда в Чернобыль?
- Я жалею только о том, что случилась эта авария. А то, что поехала – это, наверное, судьба. И потом – мы не могли сказать «нет»! Сказали «надо», значит, надо! Мы не думали о выгоде, да и денег в 1989 году уже не платили много – зарплата и командировочные. Просто воспитание у нас такое.

Владимир, майор.
- Я был в Чернобыле в 1989-1990 г.г. Мы, военные, дежурили на станции, а все гражданские работники на объекте подчинялись нам. Ходить было везде опасно – чуть шаг в сторону, и получил дозу.
Дозиметристы только спрашивали: «Где был на станции?», но полностью дозу облучения не указывали. Это потом пребывание в Чернобыле сказалось на здоровье. Висагинцев там было много, каждый делал то, что нужно, и не ждал никаких наград.

Майя С., лаборант.
- В Чернобыле я была с 1987-го до 1992 года. Работала в зоне, в лаборатории 3-го энергоблока ЧАЭС, которая выполняла спектрометрический контроль инертных радиоактивных газов. Наша лаборатория находилась в непосредственном соприкосновении со стеной 4-го, взорвавшегося блока, что конечно, сказывалось на нашем психологическом состоянии.

Опыт работы по исследованию газовых выбросов я приобрела еще в Красноярске-45, а потом работала на ИАЭС – наша смена работала во время пуска первого энергоблока.
Когда случилась авария на ЧАЭС, оттуда приезжала комиссия (для отбора специалистов), и поскольку я хорошо знала свою работу, то была направлена в Чернобыль. Работали мы там вахтовым методом – по 15 суток, после которых нас отправляли самолетом в Литву, а потом – через 15 суток – доставляли обратно. Работа была очень тяжелой, и она сказалась на моем здоровье. А Чернобыль и все, что пришлось там пережить, мне снятся до сих пор.

Сергей С., инженер по технике безопасности
- Я поехал в  Чернобыль через месяц после аварии, в мае 1986 года. Работал отделе труда, техники безопасности и радиационной безопасности. Был направлен из МСУ-16, контролировал изготовление металлоконструкций для саркофага. Жили мы в пионерском лагере, за 120 км от места работы, в Монтажном районе. Пробыл в Чернобыле три месяца, на здоровье мое пребывание там не сказалось, в 2001 году у меня родилась дочь.

Дануте, прораб
- Поехала в Чернобыль в 1987 г. Сначала была руководителем ЖКО, готовила общежития для приезжающих работников, а потом работала прорабом на сборке временных деревянных домиков. Была в Чернобыле 3 месяца, но установлено, что все последовавшие потом проблемы со здоровьем связаны с работой в Чернобыле.  

К сожалению, литовским ликвидаторам аварии на ЧАЭС не досталось ни льгот, ни особых почестей, ни того внимания общества, которое они заслужили. И нам только остается пожелать им здоровья и сохранения того братства, которым они объединены с тех пор, когда без сомнений шагнули в зону Чернобыльской катастрофы. Низкий вам за это поклон!

Инна Негода

news.tts.lt

СOVID-19. Еще два случая смерти
СOVID-19. Еще два случая смерти

В настоящий момент госпитализировано 19 пациентов

Все авторские имущественные права и смежные права на размещенную на сайте news.tts.lt информацию принадлежат ЗАО "Telekomunikacinių technologijų servisas", если не указано иное.
Подробнее об использовании материалов сайта